«Московский журнал», 1998 год.

ИВАН АНТОНОВИЧ ЕФРЕМОВ

 

В октябре 1997 и 1998 годов в подмосковном академгородке Пущино проходил I международный симпозиум (1-я и 2-я части) "Иван Ефремов — ученый, мыслитель, писатель. Взгляд в III тысячелетие. Предвидения и прогнозы". В Пущино собралось более 400 участников со всех концов страны — от Хабаровска до Калининграда: педагоги и врачи, ученые и писатели, дипломаты и парламентарии. На равных выступали доктора наук и  выпускники школ – с оригинальными яркими докладами. Симпозиум начался с показа художественно-публицистического кинофильма "Откровение Ивана Ефремова".
Форум, посвященный одному из универсальных мыслителей XX века, состоялся благодаря самоотверженной работе Оргкомитета во главе с его председателем , а также поддержке Комитета по образованию и науке российского парламента, министерств науки и технологий, природных ресурсов, администраций Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов, АО "Совкомфлот", рекламно-продюсерского центра "Си-Про продакшн" и других организаций. Он привлек внимание ЮНЕСКО, о нем создан фильм "Посол Будущего", готовится к изданию сборник материалов в двух томах. Началась подготовка ко II международному симпозиуму посвященному И.А.Ефремову, который намечено провести в 2000 году — на рубеже тысячелетий.


     "То, что профессор Иван Антонович Ефремов был выдающимся ученым и писателем, едва ли нуждается в комментариях, — писал известный американский палеонтолог, профессор Калифорнийского университета, автор первой в Америке книги о русском ученом Э.К.Олсон, много лет друживший с И.А.Ефремовым. — Его специальные научные исследования свежи, как будто только что опубликованы... Его научная фантастика, исторические романы распространились по всему миру и сделали его явлением среди фантастов Запада и Востока... Его философия... была в скрытой силе этого человека, который казалось иногда загадочным представителем своего общества... Этот человек, профессор Ефремов, был редкой личностью, которая, казалось, не чувствовала границ пространства и времени. Его диалектические изыскания проникали в далекое прошлое человеческой истории.
Теперь, как и всегда, имеется необходимость в людях с философской смелостью, с такой способностью проникновения в сущность явлений и единства всей природы..."


     Глубокое своеобразие личности И. Ефремова во многом объясняется необычностью его биографии и синтеза личных качеств, уникальностью опыта ученого-естествоиспытателя и шественника-исследователя, наконец, условия-ми, в которых он развивался. Вспоминая ЗО-е годы, он писал: "Мне посчастливилось быть в рядах тех геологов, которые открыли пути ко многим важным месторождениям полезных ископаемых. Эта трудная работа так увлекла нас, что мы забывали все..."
Впоследствии ученик И.Ефремова, известный палеонтолог П.К.Чудинов скажет в своей книге: "Он имел открытый характер, его любили, перед ним преклонялись. Уже при жизни он получил признание, о его литературном творчестве писали диссертации, статьи, очерки, книги.
Во многом благодаря ему мы имеем сегодня одну из лучших в мире коллекций по пермским и триасовым позвоночным. Практически четверть века он возглавлял исследования по древнейшим наземным позвоночным в СССР. Он оставил блестящие, не утратившие значения и сейчас научные труды, основал новую отрасль палеонтологии — тафономию, провел выдающуюся по результатам и научному значению экспедицию в Гоби и вошел в плеяду известнейших исследователей Центральной Азии... Участвовал в освоении Сибири и Дальнего Востока, был первопроходцем на трассе БАМ. Прокладывал новые пути в советской научной фантастике и вошел в число лучших фантастов мира.
Палеонтологи назвали его именем много родов и видов ископаемых животных. В его честь названа одна из малых планет Солнечной системы — Ефремиана".


      В конце 80-х годов мне как автору первого полнометражного художественно-публицистического кинофильма об Иване Антоновиче удалось с помощью знаменитой летчицы В.С.Гризодубовой осуществить со съемочной группой редкостное путешествие... В монгольской Гоби, "одной из самых страшных полупустынь мира" (по свидетельству американского профессора Эндрюса, побывавшего там в 1925 году с палеонтологической экспедицией), накануне предрассветного выезда на раскопки Тугрикин-Ширэ, которые начинал профессор Ефремов в конце 40-х годов, руководя советско-монгольской палеонтологической экспедицией, в затерянном среди бескрайних гобийских просторов аймаке (селении) Булган-Сомон, я вышел из "гостиницы" - небольшой постройки без света и каких-либо удобств -проверить, как обстоят дела с ремонтом нашей машины, и, взглянув невзначай вверх, застыл, пораженный картиной звездного неба... Это было нечто фантастическое!.. Слева направо через весь небосвод дугой простирался светящийся шлейф. Казалось, до него вот-вот дотронешься рукой. Спросил оказавшегося рядом монгола проводника: "Что это такое?!" Тот в ответ усмехнулся: " Так ведь это же Млечный Путь..."
     И вот тогда пришло понимание того, почему именно здесь у палеонтолога и путешественника, исследователя Центральной Азии Ивана Ефремова зародился замысел романа о будущем, о Великом Кольце миров – «Туманности Андромеды», которому суждено было стать классикой мировой научной фантастики.
Спустя годы он, обладавший феноменальной памятью и редчайшей наблюдательностью, напишет: "Важнейшая сторона воспитания — это развитие острого восприятия природы и тонкого с ней общения. Притупление внимания к природе — это, собственно, остановка развития человека, так как, разучаясь наблюдать, человек теряет способность обобщать".

     В пору своей службы в военной авиации, куда я и мои сверстники ринулись, вдохновленные фантастикой Ефремова, вслед за Гагариным и первыми космонавтами, мне посчастливилось попасть в дом к любимому писателю (тогда нам мало было известно о его деятельности ученого). К сожалению, встретиться с Ефремовым не удалось из-за его болезни. Но ответ на мое письмо к нему пришел неожиданно быстро — с приглашением приехать в будущем.
К несчастью, судьба распорядилась по-иному: незадолго до намеченной встречи пришла скорбная весть...
Второй раз в доме И.А.Ефремова я оказался уже по приглашению Т.И.Ефремовой — его верного друга и жены. И был огорошен горькими словами: "Иван Антонович теперь не в моде..." Я узнал, что спустя месяц после кончины Ефремова в дом пришли люди,12 человек из КГБ, и около тринадцати часов производили обыск. Искали идеологически вредную литературу, которой по свидетельству Т.И.Ефремовой, не оказалось... Вскоре по Москве поползли слухи, что Иван Антонович — это не Иван Антонович, а английский шпион, которым ,якобы, подменили "настоящего” Ефремова в пустыне Гоби…
Результаты не замедлили сказаться. Выход шеститомного собрания сочинений И.Ефремова был задержан, его имя исчезло даже из кроссвордов, на юбилейной XX сессии Всесоюзного палеонтологического общества,посвященной тафономии, доклады о Ефремове — основателе тафономии! — были сняты. Это казалось совершенно невероятным. Ведь авторитет Ивана Ефремова как писателя и ученого был исключительно велик, он считался признанным флагманом советской научной фантастики, ему шли письма со всего света (позже мне довело прочитать более 1000 писем в его архиве в Ленинграде — интереснейших писем!)...
      Почти никто не понимал, в чем дело. Лишь немногие (в Москве) понимали, но побоялись протестовать — "как бы чего не вышло". Некоторые рассуждали так: "Иван Антонович велик его дело не пропадет, со временем все станет на свое место"... Впоследствии в защиту Ивана Ефремова, его творчества выступили в основном не именитые и знаменитые, когда-то гордившиеся дружбой с ним, а рядовые читатели, письма от которых с просьбами и требования; восстановить доброе имя И.А.Ефремова потек. в "компетентные органы" и различные организации, конечно же, и в ЦК... Но для этого сначала надо было дать знать общественности, что же произошло.
С этой целью весной 1973 года в одной из московских квартир собрались четверо молодых людей, включая автора этих строк. Стали думать, как сделать, чтобы восторжествовала справедливость и книги Ефремова возвратились к читателям.
Будучи в гостях у Т.И.Ефремовой, я ознакомился сотнями с двумя писем и телеграмм соболезнования, присланных после ухода Ивана Антоновича, и выбрал некоторые из них, ориентируясь на известность авторов: авиаконструктора О.К.Антонова, педагога В.А.Сухомлинского, лётчика-космонавта СССР В.И.Севастьянова... Составил короткое, страницу, послание, в котором ,  как мог в те годы , излагал суть дела и призывал помочь обращениями в высокие инстанции. Отправил сначала 13 посланий... Своим друзьям-единомышленникам я предложил продолжить это дело и одновременно, по мере возможностей, пропагандировать книги и идеи  Ефремова. Предложение было принято и началась непростая, требующая больших усилий, деликатности и настойчивости работа. Удалось привлечь видных деятелей культуры, науки, например, известного психолога, профессора К.К.Платонова, нейропсихолога, профессора  Ф.В.Бассина (оба были консультантами романа И.Ефремова "Лезвие бритвы"),  известного ученого в области военных наук адмирала В.Боголепова, легендарную летчицу Валентину Гризодубову (ее вклад в дело восстановления справедливости в отношении И.А.Ефремова трудно переоценить). Надо отдать должное гражданской позиции писателя-фантаста А.П.Казанцева и ленинградского литературоведа-критика А.Ф.Бритикова, обратившихся непосредственно в ЦК КПСС...
 Обращалась в "высоковольтные инстанции" и Т.И. Ефремова.
      Наши общие усилия не пропали даром. В 1975 году запрет с имени И. А. Ефремова был официально снят. Издали отдельной книгой роман "Таис Афинская", 5 томов собрания сочинений Ефремова, однако роман "Час Быка" оставался под запретом вплоть до 1988 года (впервые он вышел в 1969 году в журнальном варианте, в 1970 году — отдельной книгой).


     В сборнике материалов 1-й части симпозиума в Путинском научном центре (1998 г.) опубликовано выступление кандидата исторических наук Н.В.Бойко "Новые материалы к биографии И.А.Ефремова", где приводятся следующие факты.

     " В 1970 году была подготовлена записка в ЦК КПСС за подписью председателя КГБ Ю.В.Андропова. В ней, в частности, говорилось:
    "В романе "Час Быка" Ефремов под видом критики общественного строя на фантастической планете "Торманс" по существу клевещет на советскую действительность, поскольку, как он сам признает в предисловии, книга "говорит о путях развития грядущего коммунистического общества".
Содержание критических суждений автора отражают следующие выдержки: "...Устранение верхушки ничего не решает: на месте убранной сейчас же возникнет новая вершина из нижележащего слоя! У пирамиды надо развалить основание... Кстати, это давняя методика всех подлинных революций. Приспеет время, пирамида рухнет, но только когда внизу находятся силы, способные на организацию нового общества..." "Под масками новых общественных форм затаилась та же прежняя капиталистическая сущность угнетения, подавления, эксплуатации, умело прикрытая научно разработанны-
ми методами пропаганды, внушения, создания пустых иллюзий".
Для усиления впечатления были приведены также отклики читателей: "Вы затронули проблемы, которые волнуют сегодня всех честных и мыслящих людей, и прежде всего тех, которые остро страдают от несовершенства сегодняшнего уклада жизни..."
Записка заканчивалась информацией, что на черном рынке роман "Час Быка" продается в 10 раз дороже, чем в магазинах. На документе сохранилась резолюция М.А.Суслова: "Ознакомить секретарей ЦК КПСС и обменяться мнениями на Секретариате". Это заседание состоялось 12 ноября 1970 года. На нем присутствовали Суслов, Пельше, Демичев, Устинов, Пономарев, Катушев, Соломенцев.
В постановлении Секретариата под грифом "Сов. секретно" говорилось: "Поручить ЦК ВЛКСМ рассмотреть данный вопрос и доложить ЦК КПСС" (так как журнал и издательство "Молодая гвардия" находились в ведении ЦК ВЛКСМ).
Далее события разворачивались следующим образом. К И.А.Ефремову пришел В.Н.Ганичев, тогдашний директор издательства "Молодая гвардия", с предложением написать Суслову, чтобы спасти журнал. Такое письмо Ефремовым было написано, но адресовано П.Н.Демичеву, который курировал вопросы культуры. Через месяц ЦК ВЛКСМ закончил рассмотрение вопроса и подготовил записку "О журнале "Молодая гвардия" и о романе И.А.Ефремова "Час Быка". В ней сообща лось, что "главный редактор журнала т. Новиков освобожден от должности". Руководству журнала и издательству указали на необходимость повышения требовательности к авторам и более тщательной работы над рукописями. В отношении романа "Час Быка" было сказано, что поставленную задачу "показать закономерность и неизбежность победы коммунистического общества" автору решить не удалось: "...писатель допустил ошибочные оценки проблем развития социалистического общества, а также отдельные рассуждения, которые дают возможность двусмысленного толкования".
Потом Ивана Антоновича пригласили в ЦК к П.Н.Демичеву. Встреча произошла в марте 1970 года и длилась около двух часов. Ефремова удивило, что секретарь ЦК хорошо знаком с его произведениями и основывается не только на материалах, подготовленных референтами. Говоря о романе "Час Быка", Демичев посоветовал сосредоточить внимание на вопросах единовластия, а не коллегиальности, лежащей в основе партийно-государственной системы СССР. Попросил присылать ему рукописи будущих книг. Это пожелание было выполнено, и рукопись последнего романа "Таис Афинская" была ему направлена.
После беседы с Демичевым Отдел культуры ЦК подготовил записку: "...писатель выражает несогласие с некоторыми критическими оценками его научно-фантастического романа "Час Быка"... С И.А.Ефремовым состоялась беседа, ему даны необходимые разъяснения, по вопросам затронутым в письме. И.А.Ефремов беседой удовлетворен..."


       Сегодня, после всего, что произошло с нашей страной, "Час Быка" читается как сбывшееся пророчество.

       В 1972 году появился первый доклад Римского клуба "Пределы роста", в котором 100 экспертов из 53 стран мира представили картину будущих бедствий человечества. Русский писатель Иван Ефрем.ов уже в 1967 году в своем романе предсказал все это, причем ярко, образно, в подробностях...
       В конце 60-х годов И.А.Ефремов, отмечая "взрыв безнравственности" в обществе, говорил, что ему это кажется "гораздо опаснее ядерной войны". И далее в письме к профессору Олсону:
"Мы можем видеть, что с древних времен нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это является единственной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения".
Профессор В.Н.Сагатовский в кинофильме об И.Ефремове говорит: "Иван Антонович Ефремов принадлежит к числу очень редких в истории человечества личностей, которые воистину обладали талантом целостного, синтетического взгляда на мир. И здесь он, конечно, человек нашей отечественной культуры, потому что целостность, всеединство, умение понять другой народ, другую культуру — это черты нашей национальной культуры... И сейчас, на пороге XXI века, когда мы стоим перед альтернативой, выживет ли человечество, решит ли оно свои глобальные проблемы, вот такой целостный взгляд на мир нам очень нужен".


      "Надо помнить, — писал сам Ефремов, — что каждый человек, не только писатель, — дитя своего времени, своей страны и своего народа. Поэтому писатель может говорить только своим голосом, голосом времени, и в этом отношении он для своего времени больше всех гигантов прошлого".


Один из друзей И.А.Ефремова, ленинградский геолог профессор П.С.Воронов сказал о нем: "Я имел счастье повстречать на своем жизненном пути человека, глубоко чувствовавшего направление развития человеческого общества, стремившегося видеть и переживать его достижения и недостатки, по-настоящему русского человека и патриота, чрезвычайно заинтересованного в лучшей судьбе нашего Отечества; человека, всегда стремившегося к тому, чтобы наши погрешности (совершенно неизбежные при поисках новых, непроторенных путей, когда поневоле приходится использовать метод проб и ошибок) не перерастали бы в наши грехи перед историей и людьми... Огромное ему спасибо за то, что он был именно таким, ибо он, безусловно, был одним из украшений мыслящего человечества".

Постскриптум.
В 2003 году у меня состоялся продолжительный разговор о событиях тех лет с бывшим кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС, Министром культуры СССР П.Н. Демичевым, который вызвал к себе в ЦК И.А.Ефремова незадолго до его кончины и провел с ним двухчасовую беседу.
Как известно, у И.А. Ефремова впечатления от этой встречи остались самые благоприятные.
В конце нашего разговора П.Н. Демичев мне сказал буквально следующее: «Вы даже не представляете себе, какое великое дело вы сделали, защитив и сохранив имя Ефремова…Если бы И.А. Ефремова не запрещали, а изучали, многих бед в нашей стране могло бы не быть…»

Мстислав ЛИСТОВ

ПРЕДВИДЕНИЯ И ПРОГНОЗЫ ВЕПИКОГО ФАНТАСТА

"Торгово-промышленные ведомости," №16,1998

Первый международный симпозиум "Иван ЕФРЕМОВ - ученый, мыслитель, писатель. Взгляд в 3-е тысячелетие. Предвидения и прогнозы" состоится в Научном центре РАН (г. Пущино) в октябре 1998 г.

    Ефремов поражал современников, среди которых много выдающихся имен, глубиной своих философских взглядов, диалектическим пониманием сложности земной эволюции. Это пришло к нему в процессе десятков научных, геологических и палеонтологических экспедиций, которые он возглавлял в неимоверно трудных условиях 30-40-х годов, добывая стране полезные ископаемые, делая крупнейшие научные открытия. Обладая обширными энциклопедическими знаниями и феноменальной памятью, оперируя в своей работе геолога и палеонтолога миллионами лет- целыми геологическими эпохами, Иван Антонович Ефремов попытался увидеть жизнь через тысячелетия, заглянуть в будущее земной цивилизации, моделировать общественное развитие в своих литературных произведениях, принесших ему всемирную известность.
"Прекрасное служит опорой души народа. Сломив его, разбив, разметав, мы ломаем устои, заставляющие людей биться и отдавать за Родину жизнь. На изгаженном, вытоптанном месте не вырасти любви к своему народу, своему прошлому, воинскому мужеству и гражданской доблести. И не только самое прекрасное, но и лицезрение его поругания укрепляет душу в народе. Но только в том случае, если народ, сотворивший красоту земли своей, накопивший прекрасное, понимает, чего он лишился", -писал И. Ефремов в последнем своем историческом романе "Таис Афинская", произведении поистине уникальном и провидческом.
После выхода в свет знаменитой "Туманности Андромеды" И. Ефремова французская газета "Трибюн де насьон" писала о романе советского фантаста, что он войдет в мировую литературу наравне с романами Уэллса: "Вероятно впервые научная фантастика заинтересовалась самим человеком... "Туманность Андромеды" представляет и другой интерес. Из неё мы видим, какова цель человеческого существований после того, как исчезнет опасность войны и экономическая борьба. Это прозорливое провидение лучшего будущего".
Вскоре на стол писателя легло письмо от мадам Дениз Бонтам из Восточных Пиренеи: "Дорогой господин! Я прочла вашу замечательную книгу "Туманность Андромеды". Ни одна книга до сих пор не производила на меня такого глубокого впечатления. Она полна радости и надежды. Поверьте, её известность будет возрастать по мере того, как события в жизни будут увязываться с её содержанием, и в следующем веке о Вас будут говорить лучше, чем о Жюле Верне, потому что Вы обладаете человеческим теплом и гуманизмом, которыми не обладал он. 1962г. Франция, Эльн."
Роман И.А. Ефремова был выдвинут на соискание Ленинской премии. Но писатель-фантаст её не получил. Тогдашние партидеологи посоветовали писателю достойно отразить роль партии в романе, на что он ответил, что роман переделывать не будет. А в 1970 году в Париже "Туманность Андромеды" получила первую премию среди 10 лучших шедевров мировой фантастики. Но уже в те же годы вышел в свет роман - предупреждение И.А. Ефремова "Час Быка", из-за которого имя знаменитого ученого и писателя через месяц после его кончины в 1972 году было предано забвению, а на книгу был наложен запрет почти на 18 лет. Только усилиями многочисленных почитателей таланта И.А. Ефремова, его жены Т.И. Ефремовой, светлое имя Ивана Антоновича было восстановлено.

    "Мне думается, - писал И. Ефремов, - что одной из самых важных проблем, которая не снимется у весьма отдаленных поколений, будет именно психологическое исследование мотивировки поступков и глубокого анализа их причин... Необходимо разрабатывать свою психологическую науку, которая должна опираться на философское осмысление мира. Разрабатывать в том направлении, чтобы показывать человеку правильный путь развития своих склонностей, анализировать его ошибки, устанавливать их причины и, так сказать, закрывать его на ключ от всего дурного, аморального. Это очень важно.Только тогда в мире переведутся изуверы, преступники, маниакальные ученые, которые ради своей науки готовы пожертвовать весьма многим".
    Глубокий интерес к научному и художественному наследию Ивана ЕФРЕМОВА объединил всех, кто прибыл в прошлом году на 1-й международный симпозиум, посвященный выдающемуся русскому ученому, писателю и мыслителю.
Представители 36 городов России, Белоруссии и Украины приехали в Биологический центр РАН в Пущино под Москвой, среди которых оказались люди все возрастов, многих профессий и разных взглядов. Более 55 педагогов, 5 академиков, 14 докторов и около 40 кандидатов наук, 3 депутата российского парламента, 12 представителей администраций регионов, врачи, экологи, дипломаты, военные. Несомненный успех первой части симпозиума обусловлен был высокой нравственной атмосферой, господствующей на форуме, и чувством личной ответственности за будущее тех, кто не смотря на немалые трудности приехал в Пущино. Кстати, сенсацией симпозиума стало уточнение даты рождения Ивана ЕФРЕМОВА - 22 апреля 1908, а не 1907 года, как считалось до сих пор, о чем свидетельствуют новейшие исследования. Таким образом, истинный юбилей И.А. Ефремова в этом, 1998 году!
     В Консультативный совет симпозиума вошли известные ученые - академики А.Л. Яншин, Б.С. Соколов, О.Л. Кузнец и В.С. Шевелуха, д.ф.н., профессор Сагатовский и к.и.н. О.Н. Смолин, писатели А.П. Казанцев и В.Н. Ганичев, лётчикик-космонавты СССР В.А. Джанибеков и В.И. Севастьянов.
Информационными спонсорами симпозиума стали радиостанция "Маяк", независимая женская радиостанция Надежда", "Свободная Россия", "Радиогазеты "Труд", "Поиск", журнал "Сверхновая фантастика", научно-художественный журнал "Май". Телерадиокомпания "Петербург - 5 канал" создала специальную телепрограмму «Посол будущего». Освещать работу симпозиума намерены телеканал «Культура» и другие СМИ.
Финансовую поддержку форуму оказали Министерство науки и технологий РФ, Министерство природных ресурсов, администрации и экофонды Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, рекламно-продюсерский центр "Си-Про продакшн", АО "Совкомфлот", агентство "Российские библиотеки". Большую организационную поддержку оказал Комитет по образованию и науке государственной Думы РФ.
    Выступивший на симпозиуме известный философ, профессор Сагатовский В.Н., сказал: "...Я убежден, что если бы И.А. Ефремов не ушел из жизни так рано, он сумел бы полностью воплотить в своем творчестве истоки нашей духовности, которые он уже открыл для себя в последние годы жизни. Сознательный синтез идеалистических и материалистических начал русской культуры, я думаю, -дело ближайшего будущего: духовные основы - системные знания - рациональное воплощение. Мировоззренческое наследие И. Ефремова ещё нуждается в глубоком осмыслении, идеи - в развитии и в применении к современности. Я не сомневаюсь, что идеи Ефремова будут востребованы человечеством, если ему суждено выжить".
   2-я часть международного ефремовского симпозиума должна состояться 15-17 октября с. г. Ожидается участие до 300 человек из России и зарубежья. Готовится интересная программа, насыщенная по-ефремовски: наукой, искусством, художественными образами. Симпозиум должен стать краеугольным камнем в последовательном и глубоком изучении, дальнейшем применении идей одного из выдающихся мыслителей нашего мира.
Оргкомитет симпозиума выражает уверенность, что отечественные меценаты и предприниматели окажут столь необходимую ныне финансовую поддержку нашему форуму.

Мстислав ЛИСТОВ, председатель  Оргкомитета симпозиума

 

                                          «Я  ВЕРЮ В ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ  И РАЗУМ»

Неизвестные документы, воспоминания, письма о выдающемся советском ученом, писателе-фантасте Иване Ефремове
«Советская Россия» 29 апреля 1987 года

     В конце 1973 года мне пришлось  несколько раз по воздуху пересекать  Средиземное море… На рассвете,  в 3 часа по Гринвичу, чуть правее курса, внизу показался остров. Это был Крит…
 Полеты были неспокойные,  но в этот час обстановка позволяла немного отвлечься, автопилот работал исправно. С интересом вглядываясь в очертания острова,  силясь разглядеть в дымке близкую Грецию, вдруг невольно ощутил, что вроде вижу это не в первый раз. Как будто этот уголок земли мне довольно хорошо известен…  Чуть позже пришло понимание того, что в этом «виноваты» книги Ефремова. Особенно его «Ойкумена»  и «Таис Афинская»… Выходило, что путешествия по страницам ефремовских книг не прошли бесследно.
 Мои контракты с Иваном Антоновичем ограничились  посещением его квартиры, увы, он оказался болен, и короткой перепиской, после которой была назначена встреча… Вновь я побывал в квартире Ефремова спустя пять лет, но его уже не было…  С тех пор изучение биографии и наследия этого удивительного человека стало важным делом моей жизни.
   
Как отмечал академик Б.С.Соколов, И. Ефремов внёс нее только  достойный вклад в науку, но и первым поднял в художественной литературе вопрос о воспитании нравственности  и морали человека будущего. Его  отличали необыкновенная тщательность в наблюдении и величайшее уважение к достоверности научного  факта. К своим  историческим произведениям он готовился, как к крупному научному открытию, чтобы войти в  далекую эпоху современником.
 «Час Быка» - роман-предупреждение с таким величием  нравственных и философских идей, к которому, я глубоко убежден, историки будут  обращаться неоднократно.

 Документы, письма, воспоминания друзей и соратников И.А. Ефремова создают  образ  замечательного ученого, писателя, гражданина.
 Несколько дней назад, 22 апреля, ему исполнилось бы 80 лет.

 

 

«Не  чувствовал границ времени и пространства»

 Б.СОКОЛОВ, академик, Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской премии:
 Имя выдающегося ученого-палеонтолога и геолога И.А. Ефремова и имя писателя Ивана Ефремова широко известны во всем мире. Но далеко не все  знают, что это одно и то же лицо.
 В науке И.А.  Ефремов  оставил глубокий след как крупнейший специалист по палеонтологии позвоночных, создатель  нового научного направления – тафономии,  занявшей прочное место  в ряду пограничных дисциплин: геологии и биологии. Его научные публикации, блестящие работы поражают  глубиной  философских взглядов, диалектическим  пониманием  сложности земной эволюции.
 Навсегда врезался  в память образ этого человека- могущего, уравновешенного, независимого в мыслях и поступках, знающего истинную цену слов, всегда готового делиться своими необозримыми и всегда точными знаниями. Поклонник красоты, он сам был красив во  всем.

 


 П. ЧУДИНОВ, доктор биологических наук, ученик  И. Ефремова:

 -Первая же встреча с Иваном Антоновичем летом 1951 года  разом разрушила представление о тщедушном и чудаковатом старичке-профессоре.  Мое  душевное смятение достигло предела, когда я, услышав из кабинета рокочущее «Войдите!», открыл дверь и увидел огромного человека, встающего из-за стола… За раскрытым воротом  кителя на  уровне моих глаз, проглядывали голубые полосы тельняшки: профессор сильно смахивал на «морского волка»… Осенью я стал аспирантом Ефремова, 20 лет общения связали нас крепкой дружбой.
 Иван Антонович как исследователь - первопроходец обладал фантастическим  чувством единства с природой. Окружающим порой казалось, что он уже бывал в местах, где пролегали маршруты его  экспедиций, хотя все точно знали, что он здесь впервые.. умение находить оптимальные решения в трудных, нередко в  экстремальных условиях, личная выдержка, мужество, способность вселить в спутников уверенность и надежду на благополучный исход - всеми этими качествами он обладал в полной мере. «Начальник тот, -  говорил он, - кто в  трудные моменты не только наравне, а впереди всех. Первое плечо под застрявшую машину – начальника, первый в ледяную воду – начальник, первая лодка через порог-начальник, потому-то он и начальник, что ум, мужество, сила, здоровье позволяют быть впереди. А если не позволяют, нечего  и браться».
 Как геолог он открыл месторождения нефти, олова, меди, золота, стер немало «белых пятен» на карте страны, стал одним  из первооткрывателей БАМа. Как палеонтолог обнаружил уникальные захоронения доисторических животных, разгадал многие сложные загадки происхождения давно исчезнувших форм жизни.
 В конце 40-х годов И.А. Ефремов возглавил Советскую палеонтологическую экспедицию АН СССР в Монголию. С ограниченными техническими возможностями, с небольшим составом людей, но благодаря опыту, умелому руководству и самоотверженности Иван Антонович добился колоссальных результатов в пустыне Гоби. Были обнаружены крупнейшие местонахождения «костей дракона» - доисторических ящеров, динозавров, обитавших на Земле миллионы лет тому назад. Научная  обработка результатов «динозавровой эпопеи» длилась  двадцать лет, и сегодня реконструкции «бывших владык Земли» поражают воображение посетителей нового Палеонтологического музея  в Москве… Огромный труд на протяжении 25  тысяч километров, пройденных по жестокой пустыне Гоби, добытые сокровища науки навсегда вписали имя Ефремова в историю освоения Центральной Азии рядом с именами его великих предшественников – Пржевальского, Обручева.
 Как личность незаурядная, с независимыми суждениями, Ефремов, конечно, имел немало  недоброжелателей. Иной раз слышалось брюзжание коллег-ученых по поводу занятий Ивана Антоновича  литературой: «Кому это  нужно? Занимался бы делом».
 Его «Тафономию» долго не печатали, «дабы, -как говорил он сам, - не подрывать основ палеонтологии». Впоследствии он получил за нее Сталинскую премию СССР.


 Из письма профессора Калифорнийского университета, палеонтолога Э.К. ОЛСОНА:

 «…Его философия, ставшая для меня ясной, была в скрытой силе этого человека, который казался иногда загадочным представителем своего общества.
 Этот человек, профессор Ефремов, был редкой личностью, которая, казалось, не чувствовала границ пространства и времени.
 Дома он был среди звезд или в открытом океане, далеко от берегов Западной Африки, или в катаклизмах далеких геологических эпох, или  в  несуществующих зонах мира  антиматерии…
 Теперь, как и всегда, имеется необходимость в людях с философской смелостью, с такой способностью проникновения  в  сущность и единство  всей природы… Мы можем продвигаться  вперед в самых мощных и важных направлениях… если объединим наши точки зрения и будем действовать в единстве, которым руководствовался профессор Ефремов».


 Б. ЕВГЕНЬЕВ, первый редактор книг  Ивана Ефремова:

 -За рукопись, пришедшую в издательство ЦК комсомола, я, честно говоря, взялся  с неохотой, читать неразборчивое, от руки, трудно…
И тут произошло чудо! Рукопись буквально с первых страниц увлекла и захватила… Этот сборник рассказов «Пять румбов» никому не ведомого тогда Ефремова захватил и властно держал  с первой до последней страницы. Чем? Он вдруг приоткрыл совершенно новый и  удивительный мир. Мир  необычно ярких, даже яростных  красок, чем-то  напоминающий  мир  художника Рериха…
 Кто-то о Ефремове сказал: » Не было бы такого писателя, если не было бы ученого, и не было бы  ученого, если бы  не  было художника…». Это очень точно.

 В. САФОНОВ, писатель, лауреат  Государственной премии СССР:

 -В начале 1942 года в редакции Б.С. Евгеньев мне предложил, так осторожно, прочитать рукопись, пришедшую «самотеком»… Поразило  сразу же знание предмета, кто писал эти рассказы – моряк, боцман?
 Мы решили, что это надо обязательно издать. А когда я прочитал историческую повесть Ефремова «На краю Ойкумены», то сразу же написал А. Фадееву о том, что это произведение необходимо выдвинуть на  Сталинскую премию…
 Ефремов обыденные вещи, скажем, обыкновенную пустыню превращал какими-то незаметными средствами в необыкновенные картины, в необыкновенную  пустыню… О Египте я читал у Эберса, у  Б. Пиркса. Но  читал именно «о»… У Ефремова знание предмета как будто изнутри! Он добивался того, что вы словно сами шагали по тем странам и материкам, которые он описывал. Он умудрился даже показать даже Землю, какой ее  видели древние люди.
 Последний, самый значительный  роман исторической серии «Таис Афинская» -произведение философское, осмысливающее пути древних цивилизаций. Он заканчивается в Уранополисе –городе будущего… И вот здесь как бы  смыкаются  ефремовские исторические романы с научно-фантастическими произведениями о будущем…
 Удивительное  свойство Ефремова, его уникальность  в осмыслении пути всего человечества –от древности – к грядущему! Это цельная концепция словно со сведенными сводами! Литературу считают человековедением, а здесь уже человечествоведение…

 

Из писем  И. Ефремову:

 «Дорогой  Иван Антонович!
 С волнением, как зачарованный вновь прочитал Вашу  « Туманность Андромеды». Показать картину  будущей  жизни человечества так разносторонне,  с таким научным предвидением, так увлекательно,как это сделали Вы, подстать только выдающемуся писателю научно-фантастического жанра.
  Ваш академик ГЛУШКО  
  (Главный конструктор ракетно-космических систем - М.Л.)

1957 год, г. Минск

«Уважаемый товарищ Ефремов!
Вашими книгами я зачитываюсь с детства. До сих пор  я больше всего любила «На краю Ойкумены» за какое-то необыкновенное проникновение в настроение страны и эпохи… Из-за Вашей книги я поступила на архитектурное отделение (ведь архитектор может стать историком больше, чем иной историк – он обязан чувствовать эпоху и  народ…). А «Туманность Андромеды» дала мне много больше… Она вызывает восторг.
 … В этом году для  изучения политэкономии пришлось перечитать  «Манифест  Коммунистической партии». И вот я нечаянно открыла, что «Туманность Андромеды»… как  бы это выяснить яснее? – это художественное изложение «Манифеста…» . Меня поразило это. Кинулась перечитывать – все так и есть.. И  Ваша книга дала мне сознание того, что я хозяйка этого учения, что оно мое… Коммунизм стал моей целью, стал ощутимой понятной реальностью.
Студентка Ксения  Хачатрянц
1959 год


1970 г.

Дорогой Иван Антонович!
Получил от Вас роман «Час Быка» с дарственной надписью; безмерно счастлив. Я давний поклонник Вашего творчества. Может быть, Вы не поверите, но это так: «Туманность андромеды» я прочитал четыре раза. Это не пристрастие к фантастике, а стремление еще и еще раз пережить, перечувствовать глубину мыслей, которых у Вас обилие и в строчках и между строчками. «… не можете  жить и быть свободными, пока есть несчастные»-в этих словах из «Часа Быка» сконцентрированы, мне кажется, идеи, которые не могут не волновать в наши дни каждого честного человека.
Наша фантастика  восхищает своей правдивостью. Я влюблен в Ваших людей будущего – честных, правдивых,  ярких, «сильно выраженных»…
Напишите, дорогой Иван Антонович, что угрожает человечеству. Покажите гибель жизни на какой-нибудь планете – пусть мы все задумаемся, что такая же гибель угрожает и  нам…».
  С уважением

В.СУХОМЛИНСКИЙ, Герой Социалистического Труда

 

1971 год

«Сейчас среди молодежи большой популярностью пользуется  жанр научной фантастики… Я недавно прочел роман «Час Быка» Ефремова. Эта книга потрясла меня до глубины души. Она предупреждает людей!
Сейчас… особенно нужны такие книги. Когда я  читал роман Ефремова, то думал: неужели   люди не поняли ничего из истории?... Среди нашей молодежи – у некоторой ее части –есть склонность идеализировать блеск Запада, не понимая, что этим стоит. Иван Антонович прав, лучше быть материально беднее, но духовный мир-главное в человеке, - он должен быть неизмеримо богаче…».
С. ДЬЯКОВ


1971 год
Вашингтон.

Уважаемый Иван Антонович! Не сразу я осмелился написать Вам… Я  аспирант института  АН СССР, мне 25 лет… нахожусь на стажировке при нашем посольстве.
 …Не преувеличивая, хочу сказать, что в выборе темы по прогнозированию международных отношений значительную роль сыграла любовь  к научной фантастике… И здесь для меня, как и для большинства моих сверстников, вообще, главными явились Ваши замечательные произведения, и самое незабываемое из них – «Туманность Андромеды». Когда я был мальчишкой, она служила мне самой долгосрочной программой партии…
 Мое пребывание в США еще сильнее убедило меня в том, как нужна нам хорошая  социальная фантастика, как она может влиять … на  мировоззрение, настроения и даже поступки людей
.

А. КОКОШИН (ныне- доктор исторических наук, лауреат премии Ленинского комсомола, ученый-международник – М.Л.)

 

П. ЦЫБИН, лауреат Ленинской премии, заместитель  С.П. Королева:

-Однажды Сергей Павлович вызвал меня к себе. Идя  к нему, я старался сосредоточиться на тех неувязках, которые были на данном этапе работы. Так просто он не вызывал… Неожиданно Королев вышел ко мне с книгой в руке, и , подойдя ближе, спросил:
-Павел, ты читал эту книгу?
Я посмотрел на титульный лист – «Лезвие бритвы» Ивана Ефремова.
-Нет, - говорю, - не читал.
-Эх, Павел, темный ты человек… Обязательно прочти!
Может быть , не все, о чем тут написано, может объяснить сегодняшняя наука, но здесь есть над чем подумать!..
Дома у  Сергея  Павловича я видел книги Ефремова, любимую им «Туманность Андромеды». Видно было, что Королеву были близки герои, которых изображал Ефремов: та же увлеченность, что у Сергея  Павловича, та же сила воли, жажда знаний, неудержимое    стремление к поставленной цели, очень  похожие приемы работы, исключительное трудолюбие, преодоление неудач, радости открытия. Понятно, почему редкие часы отдыха он посвящал научной  фантастике. В том числе и Ивана Антоновича Ефремова.

В. ДЖАНИБЕКОВ, летчик-космонавт СССР, дважды  Герой  Советского Союза,
 Это было время  больших космических надежд, запуска первых искусственных спутников Земли, время устремлений, связанных с совершенно новым этапом жизни  человечества.
И как раз в это время  в мою жизнь вошел Ефремов. Я прочел «Туманность Андромеды» и был совершенно очарован и потрясен его мыслями, идеями. Известно, что на второй день после приземления Юрий Гагарин назвал имя Ефремова среди любимых своих писателей…
Мечта не рождается в человеке сама по себе, мечта воспитывается. Одним из главных  воспитателей моей мечты был Иван Антонович Ефремов.

В. ГРИЗОДУБОВА, Герой Советского Союза, Герой Социалистического труда:
-«Час Быка» вышел отдельной книгой  в издательстве ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия» и получил хорошие отклики читателей, критиков. Книгу переводили за рубежом, в Тарту, в театре «Ванемуйне» был поставлен балет «Час Быка»…Однако после смерти Ефремова роман не переиздавался 15 лет. Вероятно, у   кого-то он породил определенные сомнения в  его актуальности...
Но победила добрая направленность мыслей и воли людей.
А то, что  произошло, лишь подтвердило правоту Ивана Антоновича Ефремова.
Он любил строки поэта:
 
Гаснут во времени, тонут в пространстве
 Мысли, событья, мечты, корабли…
 Я ж уношу в свое странствие странствий
 Лучшее из наваждений Земли…

 

Из писем И. ЕФРЕМОВА:

Ноябрь 1967 года
 «… Я  зарылся по уши в свой  роман «Час Быка». После того, как чуть не отдал богу душу в прошлом году, никак не могу поправиться, веду жизнь почти индийского аскета и работаю медленно. А роман трудный. Все же, если жив  буду,  то к началу будущего года окончу. И то вопрос -пойдет ли? Там много вопросов сложных и колючих…


Летом 1968 года он сообщает:
 «… В июне и, наверное, в июле я буду в Москве; пока решится судьба книги. Боюсь, что пока она не пойдет, сейчас момент неблагоприятен для умствований на социальную тему, да еще с концепцией инферно… Закон  Финнегана, точнее – его дальнейшее развитие в  виде Стрелы Аримана будет  лупить по самому хорошему…».
 И, наконец, в июне 1970-го:
 «… «Час  Быка» вышел и даже с малой кровью, если сравнить с рукописью…»

1964 год
 «… То, о чем Вы пишете и над чем задумываетесь, волнует многих молодых (да и  немолодых тоже) людей, которые  всерьез хотят  своей стране и своему народу хорошей, светлой жизни.
 Тяжкие годы культа личности нанесли очень серьезный  ущерб прежде всего идеологическому воспитанию, вывели  на широкую дорогу безыдейного, занятого лишь собой мещанина. Полечился разрыв между напряженной борьбой с идеологическими врагами за рубежом, а подчас и в нашей стране, и нашим идейно-революционным развитием, между темпами развития науки и техники и развития человеческой личности- вот, собственно, этому вопросу и посвящено мое «Лезвие бритвы».
 Многое делается, чтобы это исправить, но инерция очень велика, и Вы страдаете оттого, что попали в этот период жизни страны. Вот Вы верно написали  в конце, что, несмотря на все это, жизнь прекрасна и удивительна, а почему же так?
 Потому что мы зачастую слепы к ее двусторонности, и начинаем понимать это лишь в общем,  после известного времени…».
 
Из интервью Ивана Ефремова газете «Скынтея»  (1970 год):
 
         
«Начал продумывать роман «Чаша отравы», который в известной мере будет  отражением «Туманности Андромеды» и «Часа Быка». Но работа эта требует  огромной подготовки и времени в пределах нескольких лет. В этом романе я хочу попытаться развернуть картины  отравления ноосферы, как говорил Вернадский, человеческого общества и собственно мозга человека всеми видами злых, вредоносных, унижающих, отшельмовывающих, обманывающих влияний с помощью религии, средств массовой коммуникации, вплоть до медицины  и спорта.
         И, разумеется, я хочу сказать о том, что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной сейчас невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие  природу человека, ломающие его разум и волю ».

И. Ефремову  был задан вопрос: «Какие самые важные, по Вашему мнению, будут достижения человеческого гения в конце будущих трех десятилетий? ».  Он ответил:

          - Будущие три десятилетия, по-моему, являются решающими в борьбе человечества за счастье и социальную справедливость.
 Вторая половина нашего века отчетливо показала, что  наука без серьезных социальных преобразований не способна решить проблемы, стоящие перед человечеством. Эти проблемы становятся все острее. Быстрыми темпами нарастает загрязненность атмосферы, нехватка  пресной воды, истощение естественных ресурсов и разрушение природы.
             До сих пор наука или косвенно способствует этому или берет на себя роль  регистратора процесса, вместо того, чтобы полностью поставить себя  на службу счастья человечества.
 Физика, например, из самой передовой все больше превращается в консервативную и абстрактную дисциплину. Ей следуют и некоторые другие отрасли знания. Между тем религия  в плане всего человечества отошла на задний план, а на ней прежде покоилась общественная мораль. Наука, заменившая  религию, особенно  в социалистических странах, уделила мало внимания разработке научно обоснованной системы морали и общественного поведения человека в обществе, отдавая  почти все силы  погоне за открытиями вообще. Но познание «вообще» антигуманистично и антиморально, поэтому все резче грань между потребностями  человека и ходом развития науки и техники.
 Во второй половине века величайшим достижением суммированного  человеческого  гения явилось понимание великой сложности мира, происходящих  в нем  процессов и  соотношения человека и природы.
 В колоссальном количестве проблем и вопросов, стоящих перед наукой и техникой ближайших десятилетий, необходимо выбрать то, что послужит человеческому здоровью, новой  научной коммунистической морали, отвернет всех о  преклонения от вещами - главного яда капитализма, поможет спасению и восстановлению погибающей природы.
 Иными словами – или наука и основанная на ней техника за ближайшие три десятилетия сделают решительный поворот к решению  социальных, моральных и экологических проблем, и решению скорому, или она уже не  будет нужна в ее настоящем виде при катастрофе, которая по - моему убеждению, наступит между 1998 и 2005  годами, если капиталистическая система общественных отношений будет продолжаться до того времени.
 Этот поворот науки к гуманизму и  социальному переустройству и будет, на мой взгляд, величайшим достижением человеческого гения, тем более важным, что критический момент приходится как раз на рубеж тысячелетий...

 


 Из романа Ивана ЕФРЕМОВА «Лезвие бритвы».

 «Я верю в здравый  смысл и разум… Конечно, узка и трудна та единственно верная дорога к коммунистическому обществу, которую можно уподобить лезвию бритвы. От всех  людей на этом пути требуется глубокое духовное самовоспитание, но совсем скоро они поймут, что на планете их теперь много.
 Простое пробуждение чувств братства и помощи, которые уже были  в прошлом, но были подавлены веками угнетения, зависти, религиозной и  национальной розни, рабовладельческих, феодальных и капиталистических обществ, даст людям такую силу, что самые свирепые угнетения, самые железные режимы рухнут карточными домиками…»


 Стремительно мчится между  орбитами Марса и Юпитера, сближаясь с Землей до предельного расстояния в  300 миллионов километров, небесное тело… Отныне, открытая  советскими астрономами, эта неотъемлемая часть Солнечной системы будет именоваться – малая планета  ЕФРЕМИАНА - в честь Ивана  Антоновича Ефремова…

 М.Л.